Вход

или войдите через

Интервью Олега Татаринцева с выставки «No Comment»

Выставка «No Comment», открывшаяся в «Ночь музеев» в Галерее pop/off/art на Винзаводе, представила публике новый вектор в творчестве Ольги и Олега Татаринцевых, являющихся одними из главных отечественных художников, работающих с пластическими объектами. О новом проекте, о том, что побудило художников к переменам в творчестве и о российской военной промышленности арт-блог Be In Art поговорил с Олегом Татаринцевым.

 

Представленные на выставке объекты – они хрупкие?

Нет. Но если упадут с какой-то высоты… Но, в принципе, тогда может отбиться и бронза. А так, шамот толстый, сантиметра полтора. Обожжён хорошо!

Просто получилась бы такая хорошая коннотация с темой детства, незащищенности детей – вот, к чему этот вопрос. Хрупкие объекты и хрупкое детство, и т.д.

Мы постарались обжечь их очень хорошо, максимум приложили усилий, чтобы они не были хрупкими. Ведь нам надо было их вешать, инсталлировать на стене. Мы впервые это делали. А каждый объект достаточно тяжёлый, около 10 кг. Все закреплены на больших штырях, которые выдержат такой вес. Так что сами объекты должны быть достаточно прочными. Но керамика все равно остается керамикой, это, конечно, не камень и, наверное, можно было бы действительно провести такое сравнение: хрупкие объекты, хрупкое детство.

Если внимательно присмотреться, можно заметить, что глазурь имеет разную текстуру – от блестящей до матовой. Это специальный замысел или просто художественный порыв?

На самом деле, эти глазури делаются еще по советским рецептам на Дулёвском красочном заводе. Их там всего 15 или 17 цветов. А у нас почти 50, это достигается очень большим количеством проб и обжигов. Для нас важно было добиться максимального контраста между черной тенью от самолета и очень яркими пирамидками. А матовая глазурь или блестящая – никакой специальный смысл в это не вкладывался. Просто те, что ярче, делались дольше, чем другие. Эта работа больше года заняла.

Многие отмечают, что эти работы не совсем характерны для вашего с Ольгой творчества. Т.е, вроде бы в русле, но, с другой стороны, не совсем. Сама эта идея, как она появилась?

Это началось ещё в то время, когда у нас была большая выставка в ММСИ. Мы тогда, когда делали её, уже хотели что-то изменить. Долго к этому шли. Вообще, это не просто. Что-то менять, когда ты двигаешься по накатанной, уже всё понятно, всё идёт своим чередом. Мы полгода, наверное, над этим думали, пока пришли к такому решению.

А в итоге что-то подтолкнуло? Или какой-то сознательный поиск нового решения, что поменять. Неожиданная идея, которая послужила импульсом?

Да нет. Наверно, время. Меняется время, и мы меняемся. Если 4 года назад мы занимались просто поиском формы, то уже год назад, в прошлую ночь музеев, мы участвовали в специальной акции, ездили по бульварам с Самодуровым, показывали работы. Меняется жизнь в нашей стране, и наше творчество меняется вместе с этой жизнью.

Опять же, наверное, вот этими изменениями и инспирирован текст, который предпосылается выставке?

Да, конечно.

Но нет ли определённой тенденциозности в таком позиционировании: оборонка и дети. Не дети и, например, какие-то проблемы в сфере образования и здравоохранения… Хотя и об этом косвенно идёт речь…

Просто тут ситуация действительно очень показательна. Наша страна тратит больше всех в процентном отношении на эти нужды. И вообще, на дорогостоящие декоративные проекты, типа Олимпиады в Сочи, чемпионата мира по футболу, на золотые игрушки. Забывая про массовый и детский спорт. Т.е, мы как бы все понимаем: сейчас пройдёт эта Олимпиада, и денег больше на детский и массовый спорт может не быть долгие годы. А, например, у Греции первые проблемы начались после Олимпиады в 2004 году. Что будет у нас – непонятно. Я читал, что у нас в одну золотую олимпийскую медаль вкладывается 9 миллионов долларов.  

И при этом детям практически не уделяется какого-то внимания…

Да. И мы тоже прошли через это. Хотели сына устроить куда-нибудь заниматься спортом. Вот, попробуй.

Т.е., в каком-то смысле в концепции выставки сыграло свою роль и то, что вы сами – родители?

Да, когда я ходил по своему району, искал какие-то секции и нигде ничего не было… Только дорогущий фитнес, куда сын в итоге и ходит. И всё вот так. Потому что мы делаем Сочи. Может даже и не поэтому, просто жизнь нашей страны так устроена. Строили БАМ когда-то, бросили. Сейчас вот строим эти стадионы. Кому они потом будут там нужны? Это же даже не в самом Сочи! Если в Лондоне они думают: «Этот стадион большой, мы потом 5 трибун демонтируем». В Лондоне! Где много клубов футбольных. А мы строим на берегу моря огромные арены.

Но с другой стороны, если мы не будем лидерами по экспорту оружия, если мы не будем его делать и продавать, то эту нишу неизбежно займёт кто-то другой. И в этом тоже есть определённая логика…

Наш проект называется «No Comment», мы сделали две инсталляции и обзор прессы на тему. И действительно, не хотели бы даже комментировать, правильно это или не правильно – тратить огромные деньги на вооружение. Вопрос в другом: почему мы на первых местах в этой области и на последних в области детского здоровья, спорта, нехватки детских садов, по количеству брошенных детей и т.д. А ведь это вопросы как раз и нехватки финансирования в том числе.

Сергей (Попов) признался, что его кураторская роль в этой выставке свелась к минимуму. В основном, всю составляющую проработали вы с Ольгой. Всё продумали. И он даже практически не присутствовал на монтаже. Насколько для вас характерен такой подход?

Сергей поскромничал, он очень помог. У нас были обсуждения на уровне эскизов, здесь встречались, обсуждали. И после того, как определились, процесс пошёл, и уже он просто приезжал в мастерскую. А как монтировать, это все раньше было определено.

Среди прочего, Сергей сказал, что к счастью, в том числе и благодаря вам, появляются какие-то новые лица в жанре новой скульптуры, идёт какое-то развитие. И применительно к вам, как помогает или мешает в этом плане преподавание в той же Строгановке, возможность влиять на студентов, что-то им показывать. Пытаетесь ли вы кого-то направлять тем или иным способом? Давать какой-то пример, вдохновлять? Или процесс идёт сам по себе?

Скорее, сам по себе. На самом деле, это параллельная жизнь такая. Я стараюсь преподавать честно. Т.е., мои взгляды меняются. Вот, 20 лет назад и у моих студентов были другие работы. Если сравнить то, что есть сейчас и то, что было 10 лет назад, то это тоже абсолютно разные вещи. Наверное, я сегодня о других вещах говорю, другие книжки показываю. Больше даже не как педагог выступаю, а как куратор. Я стараюсь, насколько это возможно, не вмешиваться в творческий процесс. А просто помочь… Как говорила (Галина) Вишневская, мы не учим петь, мы помогаем проявить голос. Т.е., сначала, первые 5 лет, я думал, то, чему меня научили, я должен был передать студентам, показать им. Потом я посмотрел – да они начинают делать такие же работы, как я, и всё. А ведь они все разные. И я показываю им книги, мы с ними встречаемся, они приносят свои творческие работы, я их прошу – видео, фотографии, живопись, всё, что угодно. Уже тогда ты начинаешь разговаривать на языке аудитории. Я её направляю, и она идёт дальше.

Последний вопрос о роли, которую в настоящее время, по вашему мнению, играет как площадка, где экспонируется современное искусство, Винзавод. Много было разговоров на эту тему, начиная от того, что Винзавод переживает переходный период, заканчивая тем, что на Винзаводе полнейший кризис – галереи уходят, администрация ведёт себя как-то странно и т.д. На Ваш взгляд, каково состояние, и какое впечатление от соприкосновения с этой площадкой сегодня?

Мне кажется, что Винзавод – это важнейшая площадка. И когда прошлым летом ушли две галереи, хорошо, что на их место не въехали какие-нибудь магазины обуви или одежды, а открылись две другие галереи. И они сейчас работают, там проходят отличные выставки. Могу сказать, что пока мы вот здесь, в галерее (pop/off/art) не начали монтировать выставку и сидеть со схемами и планами галереи, не сделали экспозицию, мы не осознавали, насколько это мощно, когда действительно высокие потолки и правильно выстроенные пространства, насколько это играет важную роль. Даже в процессе монтажа выставку уже посмотрело столько человек, сколько, наверное, не посмотрело бы ни в каком другом месте. Поэтому Винзавод, конечно, остаётся уникальной площадкой, сохраняющей свой статус.

 

Материал подготовил Philipp Ple. Фотографии: Олег Татаринцев, Павел Кисилёв, Philipp Ple. 

0 комментария Добавить комментарий

О нас, контакты, как добраться

"Be In Art" - пространство и платформа для реализации смелых идей в области современного искусства, образовательного и выставочного характера. В рамках программы "Be In Art" проходят выставки "нераскрученных" художников, лекции о современном искусстве, показы авторского кино, мастер-классы художников, режиссеров и других арт-деятелей, образовательные курсы и творческие вечера.
Телефон
+7(977) 706-25-00
Мы в социальных сетях
Москва,
м. Преображенская площадь,
1-я улица Бухвостова д.12/11, корпус 53 (НИИДАР), 4 этаж