Вход

или войдите через

Черты лица искажены

Всегда интересно наблюдать, на что в современной России становятся похожи обычные для других стран культурные практики. Новые веяния в образовании часто превращаются у нас в муторную обязаловку, а инновации — в громкие речи и распил бюджета. Есть и более мелкие незаметные взгляду процессы, которые, на мой взгляд, должны стать предметом вдумчивой рефлексии. Ведь каждое из подобных «искривлений» — это повод говорить о том, как устроено и как изменяется наше публичное пространство, пространство звучащей мысли или печатного слова. 

В это Рождество мне привелось быть на спектакле одного российского уличного театра. В небольшом московском парке с уютным названием «Садовники» на пятнадцатиградусном морозе давала представление труппа Театра Странствующие куклы господина Пэжо (http://pejo.ru/), приехавшая в Москву на гастроли из Санкт-Петербурга. Отправилась на спектакль я по совету друга и место выступления нашла с трудом: перепутала два парка и ехала из одного леса в другой на случайно пойманной машине. 

Театру странствующих кукол в этом году исполняется 23 года. На счету у труппы — многочисленные уличные спектакли в России, городах Европы и Азии, участие на фестивалях детских и «взрослых» театров. Представления носят неочевидные названия: «Циркус Мутабор», «Миньона», «Последний Бастион», «Лунная дорожка». Труппа играет и в помещении, например, на официальных и частных культурных мероприятиях и праздниках, но главным своим жанром его создатели видят перфоманс на открытом воздухе. Художественный руководитель труппы — Анна Шишкина — создает маски и всю атрибутику, а также придумывает сюжеты сценок, объединяющих в себе карнавальную культуру, культуру балаганного театра и комедии дель арте — и неприязнь к системе Станиславского. 

Анна Шишкина, фото с сайта: http://pejo.ru/ru/3203 

Название спектакля в парке «Садовники» мало что скажет о его содержании и больше о его стилевом исполнении — «Декаденс». Представление началось с шествия, в котором участвовали маски — два гигантских близнеца, держащих фонари на тонких ножках, дама с длинным лицом, суетливый землистый человечек, ангелоподобное существо с мягкими крыльями и другие персонажи. Некоторые катили гигантскую белую повозку с балдахином. «Командовал парадом» Арлекин. Все герои были в белом и немы: то ли небесные создания, то ли нечистая сила. «Кого хороним?» — спросил случайный зритель, увидев процессию, передвигающуюся к месту представления — фонтанной площади.

Фото Варвары Ледневой

Спектакли театра Странствующие куклы не имеют очевидного общего сюжета. Это скорее ряд номеров или музыкальных трюков, рассчитанных на участие зрителей. Маски танцуют со зрителями, обнимают их, они вместе пускают пузыри, а потом ловят их сачками, создают небольшой оркестр, включаются в «любовный многоугольник», возникающий между Арлекином, Белой Дамой и другими персонажами, пускают бумажные самолетики, сочувствуют ангелу, которому один из близнецов зачем-то отрывает крылышки. «Потусторонние» персонажи и не всегда радостные сюжеты не выглядели пугающими для детей, которые активно включались в происходящее, и в то же время мне не показались  в плохом смысле «детскими», то есть одномерными. Наоборот, за каждой маской скрывалось что-то близкое и важное человеку любого возраста, связанное с личными страхами и эмоциями, с желанием соприкоснуться с тем, что может «надорвать» фактуру повседневности, позволив взглянуть на нее в новой оптике. Ощущение усиливалось благодаря необычному звучанию спектакля: он не включил в себя ни одной реплики, весь звуковой ряд представления состоял из музыки и коротких диалогов персонажей, языком которых было что-то между мурчанием и курлыканием, а также жесты.

Фото Варвары Ледневой

Представление было коротким — чуть более получаса. Лично у меня после него было ощущение, с одной стороны, внутреннего подъема (почти как у героев «Веревочного театра» — рассказа Дениса Осокина из «Ангелов и революции»), а с другой, какой-то недостаточности, как будто некоторые персонажи и типажи оказались «нераскрытыми», нерасшифрованными, и мне хотелось больше узнать и увидеть о них, возможно, немного в другом контексте. Еще мне в спектакле не хватило включения, так цепляющего в других представлениях масок — моментов грусти, соседствующих с улыбкой — и страхом.

Зачем нужен театр на городских улицах? Не для того ли, чтобы вносить в публичную жизнь ту самую складчатость, многообразие эмоциональных оттенков, вариантов включенности в происходящее, способов помыслить знакомые мостовые и стены домов как «остраненные»? Симптоматично оказавшись среди заснеженного парка, странствующий театр позволил мне ощутить сложные эмоции на стыке страха и удовольствия, но не позволил унести их с собой — в места привычного обитания. И эта оторванность важного и сильного от реальности ежедневных передвижений кажется очень симптоматичной.

0 комментария Добавить комментарий

О нас, контакты, как добраться

"Be In Art" - пространство и платформа для реализации смелых идей в области современного искусства, образовательного и выставочного характера. В рамках программы "Be In Art" проходят выставки "нераскрученных" художников, лекции о современном искусстве, показы авторского кино, мастер-классы художников, режиссеров и других арт-деятелей, образовательные курсы и творческие вечера.
Телефон
+7(977) 706-25-00
Мы в социальных сетях
Москва,
м. Преображенская площадь,
1-я улица Бухвостова д.12/11, корпус 53 (НИИДАР), 4 этаж