Вход

или войдите через

Инкубатор современного искусства

Открытую в 2012 году в здании завода «Проект Фабрика» выставочную площадку MSK Eastside уже называют важным местом сосредоточения современного искусства. Только походит она на точку сбыта чего-то запрещенного, а не салонную галерею. Во время недавнего вернисажа легким движением руки диджея она превратилась еще и в андеграундный клуб. Так на смену старому искусству с кружками по интересам и пришел современный арт с тусовками.

На открытии Нью Вэйв Анкат’а людей было много, а искусства – мало. Кислый коктейль, который чуть не вырвал мне глаз, не смог расположить ни к гостям, ни к картинкам. Первых обсуждать не хочется. Настоящие трудяги. Членский взнос в продвинутую группу знатоков и приглашение на мероприятие отработали восторгами как следует. А насчет предметов все же придется поговорить.

Заведение позиционирует себя, как место «встречи» новых мастеров, которые привнесут в постмодернистский мир что-то постпостмодерновое и создадут свою модную линейку арт объектов. Однако многие эти мастера выглядят как ремесленники, а иногда и как любители (замечание относится преимущественно к фотографам).

Двадцать художников разных жанров, в основном по несколько работ от каждого, на совсем небольшой периметр. По мнению кураторов Зака и Джабаха Кахадо и арт дилера галереи Уилдрика Батжеса, это и есть свежие «сливки» творческого сообщества.

Идея устроить такую экспозицию родилась вследствие вдохновленности от успеха трех групповых выставок начала 80-х в Нью-Йорке. В штатах в свое время вывели кого-то на авансцену, а в России теперь пытаются повторить маневр. «Поколение «Новой Москвы» также способно творить культовое искусство», - написано в анонсе. Что тогда в рамках этого мероприятия творила француженка Виржини Кайе? Или американец ZAK (он же Зак Кахадо, куратор)? Художники обмениваются впечатлениями по поводу непрестанно изменяющейся российской столицы, говорят нам. Ритм, пульс, бит мегаполиса. На деле зритель видит другое – более личное, интимное, порой эротическое. Это индивидуальные переживания. Отдельные вещицы – просто дань моде или эксперимент. Из чего легко заключить, что экспонаты подбирали лишь для продажи, а текстом решили их символически обмотать. Только надо было уж тогда в несколько слоев, чтоб безнадежно было его разобрать. Коммерческой галерее продавать искусство не зазорно. Но, очевидно, что для нее подходят только маркетинговые трюки, а не культурологические.

Вывесили живопись, фотографии, коллажи, инсталляции, пост граффити (это как граффити, только легальные), работы в смешанной технике. Выделить можно лишь пять имен. Ранее упомянутую Виржини Кайе (смешанная техника), Илью Федотова-Федорова (смешанная техника), Элене Метревели (живопись), Константина Zmogk (пост граффити), Дмитрия Аске Sicksystems (инсталляция). Но это все равно что из плохого выбирать не самое худшее. Хотя вполне вероятно, что на выставку попали одни из слабых творений авторов. Надо дать лазейку оптимизму.

Илья Федотов-Федоров. Смешанная техника

Элене Метревели. Живопись

Константин Zmogk. Пост граффити

Виржини Кайе. Смешанная техника

Все объекты лишены культурного кода. Их можно назвать космополитскими, но, если быть точным, они западные. Впрочем, это и есть отличительная черта нынешней арт среды. Она развивается не то чтобы равномерно, но штамповочно. Везде одно и то же. Вдохновляются Москвой сейчас точно так же, как могли бы Нью-Йорком. Сейчас вообще плохо с самоидентификацией.

А еще плохо с постановкой вопроса «Зачем?». Никакое произведение, никакой этикетаж к нему, никакой артист ваши расспросы насчет творческой совести не удовлетворит. Все это было сделано, просто потому что могло быть сделано.

Если воспринимать культ как нечто, порожденное популизмом, то да, выставка дала нам культовое искусство. Если же, как и задумывалось кураторами, понять под этим словом то, что было бы связано с отличительным брендом (в разговоре о современном искусстве, только рыночные термины на ум приходят), созданным одним художником или хотя бы местной художественной прослойкой, то – увы. Насчет будущего этих авторов обольщаться не стоит.

Почти все, что висит сейчас в МСК Истсайд, выглядит не очень потребным. Либо это что-то технически грязное и неряшливое, либо вычурное и безвкусное, либо наивное до инфантилизма, либо банальное до издевательства. Все вместе сливается в нелепую, сочную по набору красок кляксу. Коллажи, принты и цветовые панно годятся скорее для оформительского дизайна. Сейчас мало кто понимает, что художник и декоратор – не одно и то же. Что касается пост граффити, то этот графферский приплод вроде внешне на своего родителя и похож, но его обаяния и наклонностей не унаследовал. Сын рискового бедняка, который устал от вечной борьбы отца с несправедливостью, решил, наконец, подзаработать. Фотоснимки, как это теперь часто практикуется, водят нас за нос. Бездарность старается выдать себя за концептуальность. Вообще, все эти поделки годятся только для интерьера. Потомкам трудно будет выявить, что из нашего фанки арта обладает музейным качеством.

Повсюду клише, которые душат, как безысходность тупика. И пусть в наше время любое новое искусство становится несвежим так же быстро, как хлеб, публика все еще надеется на появление зрелища, которое захочется пересматривать еще и еще.

При всем при этом надо сказать, что хозяева Истсайд’а более чем гостеприимны. Их многочисленные знакомства стали причиной аншлага на вернисаже, несмотря на то, что выставка не гармонична и похожа на детище доктора Франкенштейна (яркой из-за разнообразия работ ее не назовешь, она именно бестолкова). Тем не менее, галерея, сообразно актуальным реалиям, совсем не плоха, и заканчивать на циничной ноте не хочется, а хочется разместить интервью с владельцами. Отвечают Зак Кахадо и Уилдрик Батжес.

Джабах Кахадо, Уилдрик Батжес, Зак Кахадо

Можете ли вы назвать российское современное искусство богатым, разнородным? Насколько сильно не похожи друг на друга художники, с которыми вы сотрудничаете?

З.К.: Я считаю, что сегодняшняя арт сцена в России еще дожидается своих звезд, которые ее действительно озарят. И произойдет это, благодаря всем участникам арт процесса – от артистов и галеристов до самих выставочных пространств.

Да, произведения встречаются самые разные, но пока я не вижу той оригинальности, которую хотел бы узреть. Многие художники, с которыми мы взаимодействуем, заметно отличаются друг от друга по всем аспектам. И по технике исполнения и настроению работ, и по пониманию эстетики и общему видению мира. Таким образом, эти личности вызывают интерес. Мне нравится, что мы поддерживаем связь с фотографами, которые снимают обнаженную натуру, придавая снимкам удивительную глубину, и в то же время с графферами, привносящими прекрасное в урбанистический пейзаж, а также живописцами с Северного Кавказа, рисующими мифических богов.

Какие формы современного искусства имеют наибольший коммерческий успех в вашей галерее?

У.Б.: У нас в галерее спектр этих форм очень широк. Мы выставляем и классику фотографии, и коллаж, и пост граффити... Я бы сказал, что все произведения распродаются одинаково хорошо, но масляная живопись все же чуть удачнее. Некоторые клиенты больше тяготеют к традиционному искусству, поскольку все еще присматриваются к современности, постепенно открывая ее для себя.

Наш проект включает продажу нестандартных произведений, которые создаются уличными художниками и украшают московский ландшафт. Я счастлив и горд тем, что продаю работы Кости Zmogk, Ильи Slak и Петра Petro. Они – легенды западного рынка и восходящие звезды Москвы.

Часто ли вы продаете произведения российских художников зарубежным клиентам?

У.Б.: Да, довольно часто. В основном это клиенты из США, Франции и Германии. Плюс иностранцы, живущие в Москве. Их интересуют молодые русские художники и впечатляют качество и неповторимость их работ. Эти люди владеют огромными коллекциями и понимают, что в столь юных артистов инвестировать полезно и выгодно.

Есть ли работы, которые галерея выкупила сама для себя с целью перепродажи? Является ли MSK Eastside игроком на арт рынке?

У.Б.: Наша галерея располагает собственным фондом, для которого собирает работы и тех художников, которых мы продвигаем, и тех, которым мы просто симпатизируем, но не выставляем на общее обозрение. К тому же мы выкупаем некоторые произведения заграничных авторов.

Не могу назвать MSK Eastside игроком на рынке, хотя она участвует в торгах таких аукционных домов, как Christie’s и Artcurial в Лондоне и Париже.

Какими из своих подопечных авторов вы гордитесь больше всего?

З.К.: Мы гордимся ими всеми. Большинство из них – весьма прогрессивные художники и фотографы. Дарья К. и Антон Жулев позитивно выделяются в коммерческом плане – их работы раскупаются наполовину.

Планируете ли вы расширение своего проекта (переход на другую площадку, контракты с другими галереями, создание филиалов)?

З.К.: Мы представляем пока еще молодую галерею и хотим быть реалистами. Сначала необходимо как следует приноровиться к этому бизнесу, а уж потом думать об увеличении масштабов.

В чем заключается ценовая политика галереи, каким методом оценки стоимости произведения вы пользуетесь, выставляя его на продажу?

У.Б.: Я бы сказал, что цены в нашей галерее определяются объективно. Зависят они, прежде всего, от того, насколько уже раскручен автор, сколько выставок у него было, и насколько он в принципе зрелый мастер. Затем мы примеряемся к рынку и, руководствуясь собственными соображениями, определяем фиксированный ценник. Прайслист вполне адекватен, иногда цены даже слегка ниже рыночных, что очень нравится нашим покупателям. Нижний предел – примерно 20.000 рублей.

Каким образом вы находите своих авторов?

З.К.: Целенаправленный поиск, советы, знакомства, школы искусств… Когда ты занимаешься чем-то модным и суперсовременным, все сразу хотят подтянуться. Тем более, в таком мегаполисе, как Москва, где информация распространяется с неограниченной скоростью.

У.Б.: Для выставки The New Wave Uncut мы отыскали экспонаты частично среди работ наших друзей-художников, с которыми мы сотрудничаем уже достаточно давно. Мы не прекращаем общение спустя одну-две недели. Мы заинтересованы в их продвижении, а это – процесс длительный. На выставке есть также дебютанты. Зак и Джабах Кахадо отбирали их из тысяч претендентов, проделывая тяжелейший труд и знакомясь не только с самим работами, но и личностями, которые за ними стоят. Теперь мы будем стараться поддерживать с этими авторами крепкие отношения.

Часто ли к вам напрямую обращаются художники, и случалось ли вам отказывать кому-нибудь в предоставлении пиар услуг?

З.К.: Да, некоторые из них находят нас сами и приходят к нам со своими портфолио. К сожалению, приходилось многим отказывать. Критерием отбора является не только наличие таланта и приятное общение, но и профессионализм, с которым каждый конкретный автор может показать себя и представить плоды своего творчества. Я лично терпеть не могу разглядывать произведения на электронном носителе, мне нужно видеть «живые» предметы.

Какие несколько слов вы бы выбрали, чтобы охарактеризовать российское современное искусство? Насколько оно самобытно в отношении мирового искусства текущего времени?

У.Б.: На мой взгляд, оно – изобретательно. Развивается активно и порой носит мощный исторический отпечаток, связанный с прошлым страны.

Рынок искусства сегодня носит глобальный характер – он для всех открыт. Каждое культурное и географическое пространство отличается своими тенденциями, стилями и установками. Пока что Россия, очевидно, не лидирует на рынке, как это делают Китай и Соединенные Штаты, но она на правильном пути. Россия вполне может стать таким же внушительным участником мирового арт процесса, поскольку имеет и уже сформировавшихся артистов, и тех, в ком заложен потенциал.

 

Список участников выставки: Дарья К. (Киселева), Виржини Кайе, Ирина Манн, Никита Литвиненко, Илья Федотов-Федоров, Антон Буденко, Ангелина Воробьева, Алексей Лука, Петр Герасименко Petro, Дмитрий Аске Sicksystems, Константин Zmogk, Елена Оганесян, Элене Метревели, Анастасия Иванова, Карина Иванова, Gost, ZAK (Зак Кахадо), Наталья Манаенкова, Илья Slak, Татьяна Фадеева.

Заглавная иллюстрация: Дмитрий Аске Sicksystems, двойная инсталляция

 

/ЦТИ Проект Фабрика. MSK Eastside: Переведеновский пер., 18, 2-я проходная, стр. 10, 3 эт. "The New Wave UNCUT". 13.02 - 10.03/

0 комментария Добавить комментарий

О нас, контакты, как добраться

"Be In Art" - пространство и платформа для реализации смелых идей в области современного искусства, образовательного и выставочного характера. В рамках программы "Be In Art" проходят выставки "нераскрученных" художников, лекции о современном искусстве, показы авторского кино, мастер-классы художников, режиссеров и других арт-деятелей, образовательные курсы и творческие вечера.
Телефон
+7(977) 706-25-00
Мы в социальных сетях
Москва,
м. Преображенская площадь,
1-я улица Бухвостова д.12/11, корпус 53 (НИИДАР), 4 этаж