Вход

или войдите через

Аукцыон в настоящем времени

История «АукцЫона» (известны три первых названия  — «Блю бойз», «Параграф», «Фаэтон»)  началась 18 ноября 1983 года. С подачи уже популярного на тот момент «Аквариума» группа выступила на сцене Ленинградского рок-клуба. Лидер «Аукцыона» исполнял перед гостями песни на стихи Гаркуши и Николая Олейникова, «детского поэта», расстрелянного в 1937 году: «Страшно жить на этом свете, / В нем отсутствует уют. / Ветер воет на рассвете, / Волки зайчика грызут». Начинающий «Аукцыон» пел также стихи Ярослава Смелякова: «Не глядя на беззвездный купол / И чуя веянье конца, / Он пашню бережно ощупал / Руками быстрыми слепца…». Каждой семье в стране советов нужно было выписывать одну партийную газету и одну комсомольскую. Тексты Олейникова, а потом и Введенского, Федоров узнавал из газеты «Смена».

Первая репетиционная база Аукцыона                       

Зачем «АукцЫону» необходимо было попасть в рок-клуб, становится понятно из интервью Леонида Федорова Михаилу Моргулису: «У принятых в рок-клуб групп была возможность хотя бы один-два раза в год выступать на большой сцене и участвовать, по крайней мере, в отборах к фестивалям. А если уж отбирали на сам рок-клубовский фестиваль — вообще здорово. Это еще одно гарантированное крупное выступление и шанс получить потом приглашение поехать с концертом на какой-нибудь завод». Тогда Леонид Федоров «музыку слушал преимущественно ту, что издавала «Мелодия». В школе музыкант достал второй альбом канадской прог-рок-команды «Rush» «Fly by Night», «The Dark Side of the Moon» Pink Floid и «Imagine» Леннона. Ранний «АукцЫон» опирался на «Lеd Zeppelin» и «Deep People», а из советских коллективов предпочтение отдавалось «Землянам», Миансаровой и Кристалинской. Федоров тогда больше любил советскую эстраду, а из русского рока  - «Странные игры». В отличие от многих рок-команд, «АукцЫону» интересно играть для той аудитории, которая не пытается понять язык, а слушает музыку. При этом музыкальное образование в группе есть только у тубиста. впрочем, не помешало в перестройку именно необразованному АукцЫону гастролировать по Германии и Франции, а уже в 2000-х — оказаться в Нью-Йорке на одной сцене с Марком Рибо. (Marc Ribot — гитарист-виртуоз, работавший с Джоном Зорном, Томом Уэйтсом) и пианистом-виртуозом Джоном Медески (играющим с Morphine и Игги Попом).  Сотрудничество с Рибо вылилось в совместный альбом «Разин Рим и Лев» (2010), основанный на поэме Хлебникова «Стенька Разин».

 В фильме Дмитрия Лавриненко нет истории группы. В первой документальной картине об «Аукцыоне» нет ожидаемого Ленинграда 1980-х или 1990-х. Все детали ищите в "Книге учета жизни" Михаила Марголиса.

          Документальная работа Дмитрия Лавриненко «Ещё» показывает  настоящее группы «Аукцыон» — 2000-е. Название картины может считываться как отсылка к эротической газете с таким же названием, выходившей в годы перестройки, а может оказаться случайной находкой режиссера. В течение семи лет режиссер был внешним наблюдателем жизни довольно закрытого коллектива, племени, в которое, по словам Леонида Федорова, все попадают случайно: «Встретились мы, естественно, все случайно: внезапно за две недели собрались, нашли место, где репетировать, собрали музыкантов, аппаратуру — все как в сказке, а то мы с Олегом полтора года искали, ничего не нашли, а тут за две недели - все и сразу». 

            Результатом наблюдения человека с камерой за музыкальным коллективом становится десакрализация образа «АукцЫона» в глазах зрителей. Нам показывают кадры с концерта, потом усталого Гаркушу за кулисами, где он «по-человечески» реагирует на камеру. Следующий уровень приближения — съемка на кухне Федорова: газовая плита, обстановка неопределенной эпохи, и барабанщик готовит ужин, приправляя еду признанием: «Я бездельник». Камера переключается на процесс студийной записи альбома «Юла» (2011): музыканты вместо барабанов решают играть на сколоченных досках, потому что звуки — везде. Николай Рубанов делает маримбу из дерева у себя на даче, а Гаркуша показывает старые маракасы и бубен, извлекая их из чемоданчика, который у него всегда с собой. Студийные записи, как правило, скрываются от чужих глаз. Например, у «Beatles», был уговор, что посторонние не должны присутствовать на площадке -  кем бы они ни приходились исполнителям. Посещения студии Йоко Оно нарушали этот принцип и вели к отчуждению внутри группы. Но камера делает оператора невидимым для группы, и фокусирует наше внимание на руках музыканта в наушниках,  исполняющего партию,—  они дергаются в импровизационном ритме,  а звуков не слышно; и, наоборот: когда мы слышим крик Федорова, то что в этот момент слышит в наушниках он?

       Частые переходы камеры с человека на инструмент выглядят как попытка напомнить о материальности звука. Кроме привычных крупных планов и детализации пространства музыкантов, взгляд режиссера останавливается на зрительном зале во время концерта: не в периоды его экстатического состояния, а в минуты затишья. Эти особые моменты противопоставляют действию на сцене другого смотрящего — зал, создающий ощущение постоянного присутствия коллективного слушателя и зрителя. Такой ход камеры напоминает раннюю работу Густава Климта «Зрительный зал старого Бургтеатра» (1888-1889).

         Наше внимание переключают на ту сторону представления, которая собирается и живет только во время концерта, вне зала, не образуя сообщества. Режиссер показывает зрителю, который слушает Аукцыон,  со стороны  – реакцию фанатов на улице: люди, похожие на студентов, сравнивают АукцЫон с Radiohead, а женщина средних лет признается, что она недавняя фанатка группы, всего с 1999 года, но все сходятся во мнении: эти песни примиряют со смертью. Зрителя всеми способами отвлекают от celebrity-образа группы, предлагая переосмыслить представление об «АукцЫоне» на основании показанной в фильме документальной реальности: группа, состоящая из уже немолодых людей с семьями, классическим досугом (совместная ловля рыбы, пирушки, купания), человеческими проблемами и победами (вылеченный алкоголизм Гаркуши). В ходе наблюдений символические акценты с Федорова как лидера постоянно смещаются, и на первый план выходит коллективная природа «АукцЫона». Документальное кино про «Аукцыон»  - кино, созданное для зрителей, и показывает оно те  фрагменты жизни музыкальной группы, которые вызывают интерес у слушателей группы. Фильм показывает то, что хотелось бы увидеть слушателю, и отвечает на вопросы, которые есть у каждого из нас к любимому исполнителю: кто он «в жизни», что ест, где спит, какие истории любит.        Комментируя  песню  «Ходил и падал», музыканты говорят:  «Это нормальная жизнь - ходить и падать». И да, песни грустные, но это светлый ужас».  Это ощущение становится  ясно особенно чётко, когда понимаешь, что за 7 лет съемок мы и не видим какой-либо социальной реальности 2000-х – только музыка, только звуки.   

 

0 комментария Добавить комментарий

О нас, контакты, как добраться

"Be In Art" - пространство и платформа для реализации смелых идей в области современного искусства, образовательного и выставочного характера. В рамках программы "Be In Art" проходят выставки "нераскрученных" художников, лекции о современном искусстве, показы авторского кино, мастер-классы художников, режиссеров и других арт-деятелей, образовательные курсы и творческие вечера.
Телефон
+7(977) 706-25-00
Мы в социальных сетях
Москва,
м. Преображенская площадь,
1-я улица Бухвостова д.12/11, корпус 53 (НИИДАР), 4 этаж